Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Поделиться

    Как известно, Жилищный кодекс Российской Федерации, (далее по тексту – ЖК РФ), был принят Государственной Думой 22 декабря 2004 года. На основании ст. 1 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», (далее по тексту – вводный закон),  ЖК РФ вступил в силу с 1 марта 2005 года.  До этого момента с 1983 года действовал Жилищный кодекс РСФСР, (далее по тексту – ЖК РСФСР),  который был принят еще во времена распределительной системы. Большинство его положений не соответствовало нынешним  экономическим и социальным условиям.

    Новый кодекс принципиально отличается от ранее действовавшего. Серьезные изменения затронули условия и порядок предоставления жилых помещений по договору социального найма; исключено первоочередное представление жилых помещений; упразднен ордер на занятие жилья, предоставляемого по договору социального найма, как основание для вселения в жилое помещение, и многое другое.

    Помимо указанных изменений, в новом ЖК РФ расширен перечень случаев выселения граждан без предоставления другого жилья, и без каких-либо гарантий.

    В данной статье хотелось бы остановиться именно на последней из перечисленных новаций, на примере одного судебного дела, рассматривавшегося осенью 2006 года в Подмосковье.

    Итак, преамбула такова. В 1995 году молодая семья, состоящая из военнослужащего  и его жены – выпускницы, в прошлом,  детского дома в Ленинградской области, прибыв к новому месту службы, получила отдельную комнату для проживания в общежитии, находящемся на балансе воинской части. В 1996 году в семье родился ребенок, а после, в 2001 году, военнослужащий уволился из Вооруженных Сил, разведясь, вдобавок со своей женой. Бывший военнослужащий съехал из общежития, оставив комнату экс-супруге с несовершеннолетним ребенком. Как говорится – C’est la vie…

    Чтобы легализовать свое право проживания в служебном помещении, молодой женщине пришлось устроиться на работу в ведомственный детский сад, находящийся на балансе той же самой воинской части, в комнате общежития которого она проживала с несовершеннолетним сыном.

    Хотелось бы добавить, что никаких правоустанавливающих документов на право проживания в общежитии семья не получала, (вселились по указанию командира воинской части). Лишь в 2003 году, женщина, продолжая работать в качестве гражданского персонала Вооруженных сил в ведомственном детском саду, получила ордер, за подписью командира части, на право проживания в общежитии; а еще через некоторое время была зарегистрирована с сыном «постоянно»  органами МВД на указанной площади.

    Так случилось, и это, к сожалению, нормально, что из-за низкой заработной платы, в 2005 году женщина была вынуждена уволиться с работы из детского сада, прекратив, таким образом, свой статус гражданского персонала Вооруженных сил.

    Последствия увольнения сказались немедленно. Воинская часть подала исковое заявление в суд, о выселении женщины с сыном из незаконно занимаемой жилой площади.

    Привожу текст иска с некоторыми сокращениями:

«ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о выселении из незаконно занимаемой жилой площади

 

Военнослужащий, (ФИО), проходил действительную военную службу по контракту в войсковой части (№). На период прохождения военной службы, ему, и его семье, решением командира части было предоставлено от военного ведомства служебное жилое помещение в общежитии, находящемся на балансе войсковой части (№), по адресу … .

Военнослужащий, (ФИО), был уволен из рядов Вооруженных сил РФ приказом (номер приказа, дата, основание увольнения, ссылка на законодательство).

По увольнению из рядов Вооруженных сил РФ его трудовые отношения прекращены, статус военнослужащего утерян. Из списков нуждающихся в улучшении жилищных условий военнослужащий исключен, так как права на жилье в собственность от военного ведомства не приобрел.

Согласно действующего жилищного законодательства – ст. ст. 35, 102, 103, 105 ЖК РФ, при потере трудовых отношений,  гражданин и члены его семьи были обязаны освободить занимаемое ими служебное  помещение по вышеуказанному адресу. Тем не менее, его семья (бывшая супруга и сын), продолжают незаконно занимать указанное жилое помещение, (сам бывший         военнослужащий  жилое помещение освободил и с семьей не проживает). Принятые административные меры по их выселению результатов не дали.

На основании вышеизложенного прошу суд:

 

  1. Признать проживание ответчика (ФИО, год рождения), и ее сына (ФИО, год рождения), незаконным и выселить их из самоуправно занимаемой ведомственной жилой площади по адресу … .

  2. Обязать ответчика возместить истцу расходы, связанные с уплатой государственной пошлины при подаче искового заявления.

     

    Приложения».

     

    Суд принял дело к производству, обязав  на предварительном заседании:  истца – представить дополнительные документы, подтверждающие свои требования, а ответчика – составить отзыв на исковое заявление.

    Итак, перейдем к правовому анализу сложившейся ситуации.

    На первый взгляд, требования истца вполне законны,  и ч. 1 ст. 35 ЖК РФ, и особенно ст. 103 ЖК РФ это наглядным образом подтверждают:

     

    «1. В случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им).

    Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он  подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда».  (ч. 1 ст. 35 ЖК РФ).

     

    «1. В случае прекращения или расторжения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить  жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 102 настоящего Кодекса и частью 2 настоящей статьи.

             2. Не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений не являющиеся нанимателями  жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях:

     1). Члены семьи военнослужащих, должностных лиц, сотрудников органов внутренних дел … , погибших (умерших) или пропавших без вести при исполнении обязанностей военной службы или служебных обязанностей;

    2). Пенсионеры по старости;

    3). Члены семьи работника, которому было предоставлено служебное жилое помещение или жилые помещение в общежитии и который умер;

    4). Инвалиды 1 или 2 групп, инвалидность которых наступила вследствие трудового увечья по вине работодателя, и.т.д.

    3. Гражданам, указанным в части 2 настоящей статьи, предоставляются другие жилые помещения, которые должны находиться в черте соответствующего жилого пункта.

    4. Выселение граждан из служебных жилых помещений или жилых помещений в общежитиях с предоставлением других жилых помещений в случае, предусмотренном частью 2 статьи 102 настоящего Кодекса, осуществляется прежним собственником или юридическим лицом, передающими соответствующие жилые помещения». (ст. 103 ЖК РФ).

     

        В ч. 2 ст. 102 законодатель установил прекращение договора найма специализированного жилого помещения с переходом права собственности на жилое помещение или жилое помещение в общежитии в связи с передачей такого жилого помещения в хозяйственное ведение или оперативное управление другому юридическому лицу.

        В нашей  же ситуации, во-первых, ответчик прекратил, путем увольнения, служебные отношения с довольствующей организацией; во-вторых, статус ответчика не подпадает под льготные категории  граждан, выселение которых из общежития невозможно без предоставления другого жилого помещения.

        Стало быть, ответчик - женщина с несовершеннолетним ребенком, должна быть выселена из комнаты общежития. Куда? На этот вопрос ЖК РФ ответа не дает.  Представляется, что статьи Конституции РФ и Семейного кодекса РФ о праве гражданина на жилище, о защите государством материнства и детства вряд ли помогут ответчику в данной непростой ситуации.

        Но, несмотря на  трагическую перспективу, выход из этого, казалось бы юридического тупика есть!

        Истец в своем заявлении не принял во внимание Федеральный закон «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», ст. 13 которого и легла в основу позиции защиты ответчика.

        Суть линии защиты, с некоторыми сокращениями, представляю в отзыве на исковое заявление, составленном доверителем ответчика.

     

    «ОТЗЫВ

    на  исковое заявление о выселении из незаконно занимаемой жилой площади 

        В 2006 г. истец обратился в с исковым заявлением о выселении ответчиков из незаконно занимаемой жилой площади, в котором просил признать их проживание незаконным, выселить их из самоуправно занимаемой ведомственной жилой площади по адресу … , а также возместить истцу расходы, связанные с уплатой госпошлины, при подаче искового заявления.

        Выражаю свое несогласие с позицией истца и прошу суд отказать в заявленных просьбах по следующим основаниям и в связи с нижеизложенными обстоятельствами:

     

    1.  В соответствии со ст. 13 ФЗ РФ от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ «О введении  в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» - «Граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса РФ, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса РФ на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, представляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса РФ».

     

        Правовое основание проживания ответчиков в общежитии подтверждается  ордером (№, дата), выданным командиром войсковой части (№). (см. Приложение). Кроме того, ответчики зарегистрированы  с 2003 г. на указанной площади «постоянно», что подтверждается отметкой в паспорте ответчика.

         До указанной даты, с 1995 г. ответчики были временно зарегистрированы при войсковой части, подтверждение – лицевой счет (№, дата), выданный указанной воинской частью (см. Приложение).

     

        Таким образом, ответчики фактически проживали  в указанном общежитии с 1995 г., а с 2003 г. на основании ордера  получили правовое подтверждение своего проживания на служебной  жилплощади.

     

    2.  Поскольку правовое основание проживания ответчиков в общежитии возникло до введения в действие Жилищного кодекса РФ, принимая во внимание позицию  ст. 13 ФЗ РФ от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ «О введении  в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» ответчики не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса РФ.

     

        Таковым законом являлся Жилищный кодекс РСФСР, статья 108 «Выселение из служебных жилых помещений с предоставлением другого жилого помещения» которого гласит:  «Без предоставления другого жилого помещения … не могут быть выселены:

  1. ….

    12) одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми.

    Указанным гражданам предоставляется жилое помещение, отвечающее требованиям, ст. 97 ЖК РСФСР».

     

    Сын ответчика (ФИО, год рождения),  является несовершеннолетним – свидетельство о рождении (номер, дата, кем и когда выдано), (см. Приложение).

    Что касается ответчика, то она является одиноким  лицом на следующих основаниях:

    а) Воспитывалась в специальном детском доме, что подтверждается Свидетельством о неполном среднем образовании (номер, дата, кем и когда выдано),  (см. Приложение).

    б)  Брак с бывшим военнослужащим расторгнут на основании решения суда (дата, номер свидетельства о расторжении брака, его реквизиты), (см. Приложение).

     

         Таким образом,  на основании вышесказанного, прошу суд:

        Отказать истцу в его требованиях о признании проживания ответчика и ее сына незаконным, не выселять их из  занимаемой жилой площади по адресу … , а также отказать истцу в возмещении  расходов, связанных с уплатой госпошлины, при подаче искового заявления.

     

    Приложения:

    1. Копия ордера, выданного командиром войсковой части.

    2. Копия  лицевого счета, выданного войсковой частью.

    3. Копия свидетельства о рождении сына ответчика.

    4. Копия  свидетельства о неполном среднем образовании  ответчика.

    5. Копия  свидетельства о расторжении брака между  ответчиком и ее мужем – бывшим военнослужащим».

     

        В судебном заседании по существу спора, ответчик подтвердила обстоятельства личной жизни, связанные со своим определением в детский дом, а суд счел достаточными документальные доказательства, представленные женщиной в приложении к отзыву на исковое заявление.

        Представитель прокуратуры дал соответствующую правовую оценку указанной ситуации; приглашенный  в суд представитель органов опеки и попечительства поддержала ходатайство доверителя ответчика.

        Решение суда предполагалось очевидным, несмотря на возражения истца.

        Привожу выдержку из решения суда, касающуюся сути спора.

     

        «Доводы ответчика, воспитывавшейся в детском доме и не имеющей родственников, кроме сына, об увольнении из воинской части по уважительным причинам, с учетом предыдущего расторжения брака и наличием проживающего вместе с ней несовершеннолетнего сына суд находит небезосновательными.

        Таким образом суд приходит к выводу, что ответчик имела право на предоставление спорной жилой территории на момент выдачи ордера и в соответствии со ст. 108 ЖК РСФСР до введение в действие ЖК РФ не могла быть выселена из спорного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, всвязи с чем исковые требования не могут быть удовлетворены согласно ст. 13 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».

        Поскольку иск удовлетворению не подлежит, то в соответствии со ст. 98 ГПК РФ не подлежит удовлетворению и требование о возмещении расходов по уплате госпошлины.

        На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ суд

     

    РЕШИЛ:

        Войсковой части в иске к ответчику, о признании незаконным проживания в общежитии по адресу … и выселении из того же  жилого помещения без предоставления другого жилого помещения,  возмещении расходов по уплате госпошлины – отказать».

     

        Конечно же, в этой истории основную роль, которая и привела к логическому завершению, сыграл статус ответчика – «одинокое лицо с проживающим вместе с ним несовершеннолетним ребенком», а также некая дальновидность женщины, а может и случай, связанный с получением ей, после расторжения брака, правоустанавливающего документа на пользование комнатой в общежитии. Безусловно, благодаря «вводному закону» и его отсылочной норме нам удалось отстоять права ответчика на проживание на спорной  жилой площади.

        В заключение, считаю целесообразным, предложить уважаемым читателям внимательнее относиться к правовому анализу складывающихся жизненных ситуаций путем сопрягания действующего законодательства с обстоятельствами конкретного дела.

     Степовой Р.А.

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика
Бесплатный анализ сайта

Политика cookie

Этот сайт использует файлы cookie для хранения данных на вашем компьютере.

Вы согласны?