Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содержание

Поделиться

«НЕНАДОЛГО...  НАДОЛГО…  НАВСЕГДА… »

 

Deep Forest «Lile invisible»

 

    Ева играла на фортепиано. Что-то  спокойное, доброе. Я сидел сзади  на диване и курил. Ева гладила пальцами клавиши, слегка покачиваясь в ритм музыке. Голова ее медленно двигалась вправо-влево, вправо-влево и мне казалось, что Ева похожа на механическую куклу из старого мультфильма, которая также играла какую-то пьесу.  Звуки были чистыми, неспешными, наполненными и упругими. Клубы моего дыма расползались по комнате, плавали  в свете абажура, подбирались к спине женщины и мягко обволакивали ее.

    В тот вечер мы решили остаться дома. После ужина Ева села поиграть, а мне, от нечего делать, оставалось лишь слушать ее. Я смотрел на свою жену и думал о ней, такой разной, любимой и непонятной. Я видел копну ее мелированных волос, которые любил гладить, шею, в которую целовал; я знал, что под накинутым халатом, на правом плече притаилась маленькая родинка, а на спине, чуть ближе к пояснице, розовеет небольшой шрам, полученный ею еще в детстве.

    В отличие от той, мультфильмовой куклы, Ева была живой, теплой и современной. В редкие минуты она садилась за клавиши, поэтому играла долго и увлеченно, думая о чем-то своем. Мне нравились ее проворные пальцы с аккуратными ноготками, а еще больше  то, что выходило сейчас из под них.

    Мы когда-то, года два назад гуляли по парку, где-то  на исторической окраине Подмосковья. Кажется, это была осень…  Да…  Осень - по всем законам жанра. Шли под руку, дышали опавшей листвой и неспешно мечтали о будущем. Мне почему-то сейчас вспомнилась та позабытая прогулка; к чему, ума не приложу. Мы были знакомы месяц, может больше, уже любили друг друга  той захлебывающейся страстью, которая впоследствии остается эталоном в остывающих отношениях. Я любил Еву не так как сейчас, была в моем чувстве насыщенность, полнокровие, некая упругость, если хотите. Сейчас этого уже нет, зато есть спокойная уверенность в подлинности того, что было раньше между нами, и чего, к сожалению уже нет.

    Завтра мы напишем заявление о разводе, и Ева уедет от меня на несколько недель к родителям. Если у нас ничего не изменится, мы подадим его и доведем дело до конца.

    Удержать женщину гораздо сложнее, чем заинтересовать. Я все равно люблю ее, но препятствовать не хочу. Бороться за брак не имеет смысла, если хотя бы один из нас усомнился в его необходимости. Никто не виноват, ни  она, ни я, мы все решили еще вчера. Сегодня мы проведем, кто знает, может, последнюю ночь, а завтра, расцеловавшись,  улыбчиво расстанемся. Ненадолго. Надолго. Навсегда…

    - Что ты играла, дорогая, - спросил я, когда Ева закончила.

    - В твоем любимом фильме, ну, в «Английском пациенте», есть эпизод, когда Ханна, в разрушенной монастырской библиотеке играет И.Баха на заминированном пианино, не зная об опасности. Потом ее спасает офицер-сикх. Я нашла ноты, это та самая мелодия.

    - Спасибо, мне казалось, это «Lile invisible», ты помнишь?

    -  Да, но это И.Бах, ты забыл…

    -  Да, наверное…

    Ева закрыла крышку инструмента, повернулась ко мне, положила ладошки себе на колени и, выдохнув, сказала:

    - Ну, что, пошли спать? Уже поздно. Завтра у нас много дел…

    - …

 

10.01.2006 г.

23.40.

г. Балашиха.

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика
Бесплатный анализ сайта

Политика cookie

Этот сайт использует файлы cookie для хранения данных на вашем компьютере.

Вы согласны?